Aharon April      Аарон Априль
 
Home  |  4 MOVIES  |  OIL PAINTINGS  |  WATER COLORS
 
Born in 1932, Lithuania.
Childhood and adolescence spent in Siberia (deportation).

Studies:
Moscow "1905" Art School
1954-60 Surikoff Art Academy (Moscow).

1958-72 Exhibitions in USSR (two personal exhibitions in Moscow) as well as outside its frontiers

Since 1972, lives and works in Jerusalem, Israel.

1975-76 Chairman of the Jerusalem artists and sculpturs asosiatiom Regular personal exhibitions in Israel, North America, Germany, Switzerland, France, Russia.
1972-83 Teaching art for in Haifa and Jerusalem Universities and Bezalel Art Academy
1991-99 Manager of Sanur Artists' Village.
2001- Recipient of Jerusalem Ish- Shalom Fund "For special contribution to the development of art".

2002 Exhibited in Moscow Museum of Modern Art, "After 30 Years"

2005 Elected as honorary member of the Russian Academy of Fine Arts

2009 Exhibited in State Tretyakov Gallery - Retrospective


2014 Exhibition "Unconscious reality", Moscow Museum of Modern Art (MMOMA)

43 works of Aharon April are in various museums in the world.
 
Aharon April - Аарон Априль - אהרון אפריל
Articles & Art
(click on the title to read
נא ללחוץ על כותרת של הכתבה)
התחרות עם האור - עיתון Culture

לפתור את החידה - תערוכתו של אהרון אפריל

ААРОН ИЗ КОВЧЕГА - ЛЕХАИМ

Монолог об Аароне Априле - ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ ХУДОЖНИК О ХУДОЖНИКЕ
A Monologue about Aaron April - The Tretyakov Gallery | Artists On Artists

Неосознанная реальность Аарон Априль: тридцать лет спустя - Культура Портал

Отгадай загадку. Выставка художника Аарона Априля -

Синяя птица Априля -

Состязание со светом Ретроспектива Аарона Априля в Третьяковке - Культура Портал

 
 
Монолог об Аароне Априле
Дмитрий Жилинский ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ ХУДОЖНИК О ХУДОЖНИКЕ


Монолог об Аароне Априле

Мне Аарон Априль близок потому, что он свой «образ» нашел. Близок даже не как живописец, а как творец. Он творит! Хотя, не будь мы знакомы, возможно, я бы по-другому относился к его работам. Вот помню, в беседах Аарон говорил (еще когда жил у меня в мастерской), что не хочет, чтобы на него ктото давил. Он не хотел никого слушать, ни на кого ориентироваться, не хотел иметь авторитетов. Он сам творец. Вот я, к примеру, прислушивался к мнению Фаворского, моего учителя, к его мудрости. Оценка мастера, которого уважаешь, и «поднимает», и обескураживает.

Getting over. 1994


Аарон не искал для себя авторитетов. И вот Аарон ушел от авторитета! У него получилось. Он умный человек, ничего не скажешь. Он не лукавит когда творит. У него, как в скульптуре, так и в живописи, есть «образы», которые в сегодняшнем искусстве по большому счету отсутствуют. Образ либо есть, либо нет. Один всю жизнь проживет – не поймет, а другой уже в 20 лет больше понимает. Ведь все дело в том, что у Аарона работы «образные». Я для себя как-то упростил, как именно нужно относиться к сегодняшнему современному искусству, к этому «безобразию». Это искусство «без образа» – вот перевод этого слова. Когда образа нет – это самое страшное. У Аарона везде есть образ! Вот сейчас придумали такое очень удобное слово «арт». И забыли слово «искусство». Не произносят. Стесняются… Ведь искусство – это как религия, как вера. Если государство теряет веру оно распадается. Вот мы с этой «развалюцией» много потеряли. Потеряли традицию.
Аарон любит эстетизм. Все-таки эстетизм – это когда картина несет в себе некую незаконченность. Его «Раздумье» – хорошая работа. Много акварелей отличных. Он часто ездил в Париж, много акварелей там написано. Бытует такое знаменитое выражение, которое якобы принадлежит Сурикову: «И собаку можно научить рисовать, а вот живопись – совсем другое». Но ведь это было сказано в споре, а мы подхватываем его слова как лозунг, что совершенно неправильно. Рисунок – основа изучения искусства, античной истории. Он чрезвычайно важен. А живопись условна. Живопись, как у Априля, сама приходит.
У него много работ на библейскую тему. Произведения крупные. От образного мышления он не отходит. На выставку Аарона Априля пришли много людей, особенно нашего поколения. Пришли искать и увидеть тот самый образ. Он много выставлялся в Европе, но для нашего зрителя это большого значения не имеет.
Мне нравятся работы Аарона «сибирского» периода, портреты. У него все «заряжено» смыслом, нет ничего случайного. Для стороннего наблюдателя, который пришел с установкой «искусство должно быть понятно», будет чрезвычайно сложно по достоинству оценить работы Аарона. Они – для мыслящего человека! Для человека религиозно образованного. Для человека, который любит «настоящее». Так, например,


«Аллегория размежевания». Сильная работа… С Аароном мы знакомы 50 лет.
Учились вместе, на практику ездили. Его родители жили в Пушкино. Он их очень любил. Еще в ранние годы его направили в командировку в Индию от Союза художников. Это было время, когда уже можно было мечтать уехать. И вот, помню, он говорит: «Я обязательно буду на Земле Обетованной!» Будучи в России, он выучил иврит.
Государство Израиль тогда только образовалось. И как только началась первая волна иммиграции, он сразу же уехал. Забрал с собой отца. Мать уже умерла к тому времени здесь в Пушкино. Довольно трудно там было сначала. Аарон преподавал в университете. Отец его жил в Иерусалиме, и когда Аарон уезжал, тот все время ждал его на пороге, старенький уже был.
Его родина – Россия – обошлась с ним очень круто. Он из прибалтийских евреев. После освобождения Прибалтики вместе с семьей как ненадежный элемент был выслан в Якутию. Потом его семья жила в Томске. Много этюдов и эскизов им там написано.
Мы с ним дружили. Когда ему негде было жить, он жил у меня в московской мастерской на Юго-Западе. Много писал. Вот, к примеру, работа «Расстрел» (1960) создана в моей мастерской. Это очень сильная вещь, замечательная. Никакого натурализма нет, есть трагедия.
Я Аарона уважаю. Конечно, иногда с ним спорю. Мне не дано, что дано ему – остановиться на случайном. Он может… В 60-е годы у него были реалистические работы, что лично мне стилистически ближе. Но с эстетической стороны работы последних лет, по моему
мнению, лучше.
Стилистически его работы мне сложно понять. Я человек конкретный и в жизни, и в искусстве. Но у Аарона есть вещи, особенно те, которые касаются истории и жизни еврейского народа, которые хочется рассматривать, чувствовать, узнавать и понимать.




 
Contact: